We enable adult mode

Переходим во взрослый режим

 

2069 год. Утро. Калифорния

Выходя из дома, Билл невольно взглянул в сторону коттеджа соседа Патрика и восхищенно присвистнул: к стеклу французского балкона прильнула Она, та, которая вот уже второй день жила по-соседству. «Интересно, с какой целью она вот так стоит, волнуя соседей своим видом? Оперлась плечом на дверь и выставила ножку, согнутую в колене, накручивает локон на волосы и мечтательно смотрит вдаль. Как будто она о чем-то может мечтать», – подумал Билл.

От такого вида в собственном окне любой бы не отказался: «Похоже на мизансцену после утреннего секса». Билл представил, как после сексуальных утех Патрик вечером отвалился и заснул в изнеможенье, а утром, проспал, истратив все физические сил. Но приобрел он, конечно, больше – источник тотальной удовлетворенности. А если подумать, то и хороший инструмент для тренировки всего тела. И либидо, конечно. Игривые мысли нанизывались одна на другую, и все на одну тему. Билл не мог думать ни о чем другом – он еще не отошел от вчерашнего фонтана впечатлений.

Вчера так же утром, выходя на работу, Билл впервые увидел Её! Сначала подумал «показалось». Показалось, что кто-то задергивает шторы в доме у Патрика, по времени тот уже должен был быть на работе, а в доме кроме него никто не жил. Но движение штор и кого-то невидимого в доме повторилось. «Кто-то посторонний проник в дом? Задергивает шторы, чтобы скрыться от невольных глаз?» – Билл заволновался, ведь если это было так, то нужно срочно сообщать в полицию. Пренебрегая мерами предосторожности, он решил заглянуть в еще не зашторенные окна. Подобрался к огромному во всю стену окну французского балкона и… отпрянул – в это мгновение к этому же окну с другой стороны подошел человек.

Билл остолбенел в безмолвии: это была женщина неслыханной красоты. Непосредственная близость – их отделяло только стекло – позволила увидеть тело во всем его монументальном изяществе, божественное тело с роскошными золотыми волосами, разбросанными по плечам, в легком прозрачном пеньюаре, провокационно расходящемся на груди и стянутом поясом на осиной талии.

«Кто это?! Что в таком виде, босая, она делает у Патрика, невысокого сорокатрехлетнего Патрика, мягко говоря, не блещущего красотой, пределом мечтаний которого еще недавно была проститутка из ближайшего бара. Патрик, однажды подвыпив, сетовал, что шевелюра как-то так незаметно поредела, в весе набрал лишка, а потому ни Афродиты, ни Елены не видать ему как своих ушей не только в женах, но и на одну-единственную ночь. А тут такая! сошедшая с небес небожительница!»

То, что незнакомка в доме соседа была неглиже и вела себя так, как будто чувствовала себя на своей территории, говорило о многом. Точнее, о том, что у соседа налаживалась интимная жизнь. Весь день Билл на работе не мог прийти в себя, дело не клеилось, на вопросы коллег отвечал невпопад, думал о женщине в доме соседа и, главное, как она туда попала. Билл томился ожиданием, и, как только часы показали конец рабочего дня, он ринулся домой. Но домой не к себе, а к соседу – нужно было убедиться в том, что утром ему не привиделся мираж, увидеть еще раз и получить все ответы. Что-то необычное было во внешности женщины. Но то ли от неожиданности, то ли… Билл и сам понять не мог, от чего, от встречи с незнакомой дивой у него осталось странное и необъяснимое ощущение.

Патрик открыл не сразу. Он вышел в халате, под которым явно ничего больше не было из одежды. А домой он мог приехать только минут пятнадцать назад. Патрик был не доволен визитом соседа. Но когда тот рассказал об утренней встрече, выразил свое изумление и засыпал эмоциональными вопросами, подобрел, принял самодовольный вид и сказал: «Старик, если бы ты знал, как я сейчас занят!.. (Он, как идиот, улыбался, похоже, от счастья?) – и добавил: «Приходи ко мне часа через два. Я наберу тебя, когда буду готов. Выпьем по бокальчику и поговорим».

Билл изнемогал от неизвестности. И как только сосед позвонил, почти побежал к нему домой. Дверь открылась. Он вошел и прошел в хорошо знакомую гостиную. Спиной к нему в кресле сидела женщина. И молчала. Судя по повороту головы, ее взгляд был направлен на Патрика. С подлокотника кресла свисала самая изящная, самая томная, самая царственная в мире рука. Патрик, широко улыбаясь, сказал Биллу: «Знакомься, это моя жена Джессика!»

Патрик называл ее Джесси (это было любимое женское имя Патрика). Пожалуй, за всю свою жизнь Билл ни разу не переживал таких сильных впечатлений, какие он пережил от увиденного – от Джессики. Это был человек. Это был человек? Ну, это был почти человек! Не известно, как точнее было определить этот феномен. Он хотел бы подобрать подходящее название, но сразу не получалось. Неживой двигающийся, говорящий и реагирующий на стимулы человек-женщина? Жутковато. Название жутковато, а явление (или существо?) ошеломительно притягательное. Живой робот? Ничего не значащее, не отражающее феноменальности явления название. Да и тривиально как-то получается… Это был андроид!

Вернее, андроид-женщина. Это была совершенная женщина – без малейшего изъяна. Она обладала не только совершенным телом, но и совершенной «психикой», обеспечиваемой сложнейшей сетью кибернейронов, пронизывающих все ткани кибертела и позволяющей по природе неживому явлению вести себя как живое существо – человек. И это был человек – женщина – вашей мечты, потому что после покупки именно вы становились ее окончательным создателем, именно в ваших руках она становилась собой – неповторимой, но одновременно и вашим вторым я – зеркалом вашей сущности.

И Биллу, и Патрику, обоим, сносило крышу от ее человекоподобия, красоты и доступности. «Новенькая жена! Подумать только, жена Патрика, который никогда не верил в то, что когда-нибудь он расстанется с одиночеством и женится. А тут, выходит, он женился, лишь оплатив счет за жену. Тело богини, кожа на ощупь и по внешнему виду, и по теплоте совсем как у человека, беседует с ним на его любимые темы, выносливая и работоспособная, по функционалу равна умному дому, а взрослый режим дает такой диапазон разнообразия, что осваивать новые позы Патрик будет несколько месяцев».

Патрик закатывал глаза, когда пытался рассказать о «взрослом режиме» Джесси. В первый же день, получив посылку и распаковав Джесси, от нетерпения не полностью ознакомившись с руководством по эксплуатации, Патрик насыщал вуайеристические наклонности: рассмотрел подробности всех отверстий, внедрил туда пальцы и пришел в восторг: всё, вплоть до трещинок и заломчиков на коже, было как у человека. Он примостился к новой возлюбленной чреслами и, держа торс на расстоянии, смотрел в лицо, приближался к губам, обволакивал рукой грудь. Все было как во сне – лежать рядом с благосклонной красоткой, с которой мог делать все, что угодно – в это ему было трудно поверить.

На следующий день Патрик помчался в магазины за нарядами для новенькой жены. Первым, конечно, был магазин женского белья. Продавщицы, переглядывались, с улыбкой. Пытались выяснить размеры. А покупатель, как обкормленный довольный кот, маслено улыбаясь, округляя кисти рук и разводя их в стороны или сужая, показывал объемы и понимал, что производит впечатление на обладательниц среднестатистических женских фигур.

«Прикинь, сколько у нее режимов! – резвился Патрик перед Биллом. Тот, кто создавал Джессику, видимо, веселился, давая названия режимам: «Идеальная повариха», «Неутомимая чистюля», «Любимая попутчица», «Интересный собеседник», «Умелая секретарша»… – Она все это умеет, и не только это», – теперь Патрика было не унять.

Но для соседа всегда главным был «Взрослый режим», потому что Патрицию, как шутливо называл Патрика Билл, как любому мужчине, от андроид-женщины прежде всего нужен был секс, а все остальное… ну раз уж есть и остальное, ну, почему бы и нет. В конце концов, разве не приятно прийти домой после работы в настоящий семейный дом, чистый, уютный, наполненный запахами вкусной еды, где тебя встречают и провожают с милой улыбкой, уместным разговором и неиссякаемой заботой, не требующей ответных действий, без усталого вида, плохого самочувствия и готовые выслушать, что и сколько бы ты ни сказал?..

Обзор способностей Джессики оглашался в ее присутствии. Она с благосклонным выражением лица в расслабленной позе поощрительно улыбалась Патрику. Она не вступала в разговор. В какой-то момент сосед вышел из комнаты. Будучи изрядно подшофе, выходя, покачнувшись, он случайно задел декоративные ветви пальмы в большой напольной вазе. Сцепленные между собой ветви вывалились и рассыпались по полу. Смеясь, Патрик нагнулся, чтобы навести порядок.

И тут чуть ли не по воздуху, бесшумно и молниеносно рядом с ним оказалась жена-андроид. Все траектории ее тела были безошибочными, математически выверенными. Тело Джесс оказалось спиной к тому дивану, на котором сидел Билл. Нагнувшись к самому полу, Джессике буквально одним движением удалось собрать все ветки, а другим точным плавным движением они были отправлены назад – в вазу. Одновременно она поддержала не очень устойчивое тело своего человека-мужа.

На несколько мгновений женщина-мечта была вынуждена наклониться, чтобы схватить искусственные ветки. Так вышло, что по отношению к Биллу это был ракурс сзади. На красавице-соседке был очень короткий воздушный пеньюар и, как оказалось, самое откровенно-креативное белье из секс-шопа. Билл в мгновенье ока обозрел все монументальные подробности лона жены соседа. Он чуть не поперхнулся от такой откровенной позы. Очень неожиданно!

Патрик вышел из комнаты. А Джессика заняла его место, напротив Билла. От перспективы остаться с ней наедине Билл после сцены с ветками еще не отошел, и поэтому он не нашел ничего лучше, как сделать вид, что хочет помочь соседу и встал, чтобы пойти за ним. Когда Билл проходил мимо Джесс, она кошачьим движением, коснулась руки Билла и самым обольстительным взглядом посмотрела ему прямо в лицо. Билл остолбенел. Взгляд и губы были такими многообещающими, такими томными… Джессика встала и взяла его за руку, пальцы другой руки провели за головой по кромке волос и спустились по шее к растегнутому воротнику. У Билла мгновенно пересохли губы, рот приоткрылся, он перехватил воздух. Пальцы Джессики были теплыми, как у человека, слышалось ее дыхание. Вся она была воплощенным желанием и обещала незабываемые ощущения. Из другой комнаты Билла позвал Патрик. Джесс встряхнуло при звуках голоса Патрика, как будто мгновенное переключение настроек, переключило и ее внимание. Она отвернулась от Билла и пошла на голос своего хозяина.

Приближалась ночь и утро рабочего дня. Несколько часов соседи общались в присутствии златовласой молчаливой красавицы. В основном говорил, конечно, Патрик. Не говорил – распалялся при каждом описании достоинств Джессики. Засиделись, и нужно было расходиться.

«Да-а-а, - подумал Билл. – Жизнь соседа точно изменилась. Сколько эмоций! …А что это было, когда она ко мне подошла и прикоснулась?.. Н-да, вопрос… Нужно полистать каталог, может, и мне подобрать типо жену?..» – мысль казалась как минимум забавной, ведь за поведением Джессики скрывалась какая-то неведомая перспектива. Не все было понятно, как и почему. Но этим Патриций делиться не хотел – не то что в прямом, даже в переносном смысле. – Нужно найти эту фирму. Патрик сказал: «RealisticDoll, в сети ты их быстро найдешь». ...Что ж, а я выберу себе кудрявую брюнетку. Организуем барбекю, соберемся семьями, посмотрим, чья жена на что способна», – мысленно хихикнул Билл. Но нужно было бежать на работу и поэтому на какое-то время отогнать мысли о сексе.

 

Наши дни

-----------

Present days

 

Невозможно представить. Но…

Представить, что рядом с нами будут жить – ходить, действовать, служить – андроиды – роботы, по внешнему виду очень похожие на человека, сейчас так же сложно, как когда-то невероятно было представить кинематограф, авиафлот, мобильный телефон и интернет.

Андроиды – вот, что станет настоящим прорывом в роботостроении. Мы стоим у истоков этого направления, которое охватывает несколько областей знания, достижения инженерной изобретательской мысли и возможности телесной человеческой архитектоники, движимые новаторским интересом и объединяемые целым новым направлением – новой философией, идеей, полетом фантазии, с которого, как известно, все начинается.

Но, несмотря на то, что идея создать человекоподобного робота, существует как минимум полвека,  роботы внешне не стали походить на человека, не приблизились к человеку ни по возможностям, ни по внешнему виду. Несмотря на сложность программной начинки, современные роботы топорны в движениях и ограниченны в функциях. Если не брать в расчет промышленных роботов-манипуляторов и бытовые роботы-пылесосы, то роботы-андроиды сейчас — это уродливые «железяки», которых только «учат» ходить. На сегодняшний день в роботостроении нет производства роботов, которые можно принять за человека, существуют, пожалуй, только испытательные прототипы.

Мы не видим и не известно, когда увидим на производствах и на улицах наших городов приятных на вид человекоподобных роботов в роли почтальонов, курьеров, промоутеров, регулировщиков… – всех тех, чью работу под стать выполнять не людям. А нужно ли к этому стремиться? Фантасты двадцатого века схватились за идею человекоподобного робота из-за эффектности антуража, которые те создавали своим присутствием в пространстве художественного текста. Как мы сейчас понимаем, в этих идеях не было научно-технических и социально-экономических оснований. Как и сейчас не существует таких предпосылок. И мы уже видим на конкретных примерах идеи развития «автопилота» (например, общественный транспорт, идущий по маршрутам без участия человека; квадрокоптеры, выполняющие сложнейшую изощренную теле- и киносъемку; летающие роботы наверняка запросто справятся с функцией массовой доставки, например, продуктов из супермаркетов и ресторанов и просто товаров из интернет-магазинов…). И это дает нам возможность предполагать, что львиную долю рутинных работ будут выполнять роботы, «анатомически» не похожие на человека. И это же в соответствующих сферах тяжелого или опасного труда естественным образом позволит преодолеть физиологическое несовершенство человека, повысит точность выполняемого труда и обезопасит самого человека. Зачем производить человекоподобного робота, чтобы он управлял автомобилем, когда легче и целесообразнее создать робот-автомобиль и встроить его в глобальную систему регулировки безопасного перемещения роботов-автомобилей по всем дорогам, исключив довольно опасный и ненадежный в ряде случаев «человеческий фактор».

И только, пожалуй, в областях жизни, где «человеку нужен человек», останется актуальность в человекоподобном роботе, умеющем правильно говорить, адекватно реагировать на стимулы другого человека, давать созидательную обратную реакцию.

Человек-друг, приятель, товарищ, собеседник, партнер, любимый, любимая, любовник, любовница. В этих объектах человеческих взаимоотношений потребность не исчезнет. Не беремся судить, плодотворным ли будет использовать робота-андроида в педагогических и образовательных целях. Но то, что «взрослый режим» будет актуален, особенно для мужчин, это кажется нам несомненным.

«Взрослый режим» – это режим поведения андроида в качестве сексуального партнера. И этот режим современный мужчина может использовать уже сейчас. Мы приблизили это будущее, создав тело андроида.

Для того чтобы появились даже не роботы-андроиды, а андроид-оболочки, должны были возникнуть современные технологии, не существовавшие до сих пор материалы и даже новая философия. Философия будущего, в котором искусственный интеллект развит и служит человеку. Андроид как человекообразный робот, управляемый искусственным интеллектом, может стать повседневным житейским элементом будущего. И в этом смысле все только начинается.

Sex doll – андроид-женщина – будущее в настоящем.

Нынешний андроид-женщина – это еще не полностью созданный андроид в виде женщины, это, скорее, проробот или проторобот-андроид. Это мы и называем андроид-оболочкой. Его создал мужчина, знающий проблемы других мужчин! Андроид-тело уже может выполнять одну из своих главных функций – дает взрослому мужчине реализовать базовую потребность – в сексуальной разрядке.

Андроид-оболочки, они же секс-куклы, секс долл, секси долл, долл секс – новый для человека объект эксплуатации. Полноростовые куклы – куклы в рост взрослого человека, производимые для удовлетворения мужских сексуальных потребностей, ؘ– это тела будущих прямоходящих андроидов на базе «скелета» с подвижными «суставами». И их можно было бы назвать современными, способными к движению скульптурами из пластичных материалов. Но от скульптуры они отличаются «телесной идентичностью» (в статичном состоянии их легко спутать с живым человеком).

 

Future

-----------------------

Будущее

 

Спустя три недели

Ровно через три недели после знакомства с Джессикой – киберженой соседа Патрика, в воскресенье, в дверь Билла позвонили. На пороге стоял улыбчивый человек. Билл пригляделся: это человек или андроид? Теперь мир прямоходящих делился для него по этому принципу. После метафизического экзистенциального потрясения, которое он пережил из-за соседской Джессики, стоило присматриваться к людям. И Билл теперь не знал, кому или чему он больше рад – людям или андроидам.

Это был человек. За его спиной на уровне груди зависла покачивающаяся в воздухе в горизонтальном положении обтекаемая капсула, она была размером примерно с человеческий рост.

Солнце играло перламутром капсулы цвета парного молока. Капсула завораживала. Билл засмотрелся на этот вызывающе эффектный современный артефакт, и вдруг его осенило: приехала – приплыла по воздуху – прилетела его Лаура, его Джульетта, его Шанталь! (Пока что он так и не смог определиться с именем – может быть, Алекса? Да, пожалуй…)

Восторгам Билла не было предела – доставлена его новая «жена», с которой не нужно было оформлять брачных отношений, с которой жизнь должна была быть такой идеальной, какой она представлялась именно ему. Он мог бы выбрать для нее любое имя, но пока не мог остановиться ни на одном (возможно, он назовет ее всеми тремя именами). Его красавица, его любовница, его домашняя хозяйка, его спутница, его помощница, его муза… Он возлагал на нее безграничные надежды.

Алекса была андроидом того же поколения, что и соседская Джессика. Билл с нетерпением ждал ее доставки. После знакомства с Джесси он понял, что и ему необходимо приобрести себе женщину-андроида. И не только ради секса, не для одного секса. Познакомившись с феноменом андроида на примере Джессики, он пришел к выводу, что это не просто шикарное тело для удовольствия по малейшему запросу – это гораздо большее. И в этом интересно было (хотелось!) разобраться.

Восторг наполнил Билла энергией, Билл распахнул входную дверь, приглашая сопровождавшего человека войти и завести капсулу. Это был сотрудник фирмы, создающей андроидов. «РеалистикДолл!» – отсалютовал парень, словно это было его личное имя. Выяснилось, что капсула могла бы и сама добраться до дома Билла. Но человек посылался для первичного инструктажа и распаковки робота.

Инструктор достал мобильное устройство, напоминающее пульт управления. Навел на капсулу, «приземлил» и открыл ее.

Боже! У Билла не было слов! Неужели это теперь принадлежало ему?! В коробке лежал человек-женщина, это нечто было очень похоже на человека, но без физических человеческих изъянов – совершенство, воплощенная Красота, нимфа или даже богиня!

Инструктор предложил ввести свои электронные ключи, чтобы открывать и закрывать капсулу. Капсула была не просто эргономичным вместилищем кибертела (несомненно, это было прекрасное место хранения или перевозки андроида в статичном состоянии). Капсула могла быть аккумулятором, ее киберэнергоинформационно-нейронные батареи, заряжающиеся и от воздуха, и от солнца, «поглощая» тело киберчеловека в свои «объятья», насыщали его нейронную сеть энергией и обновляли киберинтеллект информацией, чтобы «мозги» и «тело» робота и «питались», и «не устаревали». И здесь же содержался бортовой компьютер с базой искусственного интеллекта для выбора функций и формирования уникальных наборов свойств андроида. Это был центр программного обеспечения, его можно было бы назвать центром жизнеобеспечения андроида.

Сопровождающий капсулу сказал еще, что, прочитав инструкцию, Билл сможет запрограммировать управление всеми функциями при помощи отпечатков пальцев, чтобы никто, кроме него, не мог пользоваться ни капсулой, ни роботом. «Изучения инструкции не избежать, вам придется освоить функционал. Вы можете его прочитать, прослушать или просмотреть – как угодно. Если возникнут вопросы, связывайтесь с нами. Первоначальные настройки андроида запрограммированы так, как вы заказывали», – инструктор широко и, как показалось Биллу, многообещающе улыбнулся, пожал руку и был таков.

Нужно было срочно изучать руководство по эксплуатации, потому что пока киберсущество признаков жизни не подавало. Нетерпение Билла мешало ему читать инструкции. Он пытался ускориться, искал в книге главное, просматривая текст по диагонали, но от этого только терял время. В результате он бросил эту затею и решил действовать интуитивно – неужели он родился не в век информации, неужели его опыт пользователя не поможет ему?!

Конечно, в первую очередь он хотел опробовать «взрослый режим» – зачем он ее покупал, спрашивается. Вначале нужно найти волшебную кнопку пуска всего андроида. Конечно, можно запустить и дистанционно, но можно и кнопкой. Билли искал кнопку. Он нажимал на разные, то выпуклые, то вогнутые места, пока не нажал на пупок. О! Это были врата жизни андроида. Билла встряхнуло вместе с андроидом: андроида – от включения, Билла – от неожиданности. Андроид-Алекса тут же приняла положение сидя и покрутила головой – вправо-влево, вверх-вниз, как будто разминала шейные позвонки, в действительности она устанавливала границы и масштабы помещения встроенным тактическим датчиком. В глазах вспыхнул свет, и они обрели живое осмысленное выражение.

Билла снова встряхнуло – теперь морально, от удивления: «Приве-е-ет, любимый! – нежнейшим сладким голосом протянула Алекса. Сказать, что Билл был к этому готов – не сказать ничего. Сидя в коробке, андроид протянула в сторону Билла руку и игриво потеребила в воздухе пальчиками, будто прося его помочь ей встать. Билл подался навстречу и неожиданно, взлетев в воздухе, оказался на диване. Над ним нависла она – киберженщина. «Сладенький мой, хочу тебя съесть целиком, всего», – гораздо более низким, чуть ли не мужским тембром произнес андроид. Его рука оказалась под резинкой трусов Билла, движения были требовательны и нетерпеливы. Дальнейшие намерения этого существа были не известны.

«Киборг!» – внутренне охнул Билл. Природный инстинкт самосохранения произвел выброс адреналина в теле Билла, в нем включилась неведомая сила, и он точным мгновенным движением нажал на пупок. Андроид встал, сел на диван, глаза потухли и закрылись. Все замерло.

Несколько минут Билл отходил от увиденного. Он вспомнил, что просил разработчиков сразу настроить для него «взрослый режим»: то ли те таким образом пошутили, то ли кнопка «пупок» была связана именно с таким «брутальным» типом поведения андроида… В общем, спешить не стоило. Приходя в себя, Билли снова взялся за инструкцию.

В руководстве говорилось, что каждый из режимов, начиная со «взрослого», заканчивая «такси», мог быть сформирован из разных функций. Таким образом, каждый режим можно было формировать под собственные потребности, возможности и даже предпочтения, создавая субрежимы. Это определяло «темперамент» и «характер» андроида. И чем больше функций и их комбинаций было задействовано, тем своеобразнее получался «индивид».

Теперь Биллу стал понятнее «характер» соседской Джессики. Хотя… скорее, характер ее обладателя – Патрика, ведь он выбирал характеристики-функции и объединял их в субрежимы. И тайный инцидент, произошедший между ним и Джессикой в минуты отсутствия Патрика, утратил свою таинственность и привел Билла даже к некоторому разочарованию. Потому что поведение Джессики в отсутствие Патрика он по-человечески расценил как обращенное на него как на более привлекательного для Джесс партнера. А оказалось, что Патрику как неопытному настройщику женщины-андроида не хватило предусмотрительности и опыта. Он запрограммировал Джессику, чтобы она реагировала на его голос, но не учел, что рядом с ней может находиться другой субъект, с которым она не должна вступать во «взрослый режим».

По поведению Джессики можно было судить, что Патрик был очень романтичным, милым, добродушным, степенным и несколько стеснительным – так в выборе сексуальной партнерши-андроида выражался его, в общем-то, сдержанный и консервативный характер. Патриций был верен своему имени, который обусловливал патриархальный уклад жизни на базе романтично скроенного быта. В нем чувствовался аристократизм родового духа, который был передан через ДНК от далеких европейских предков.

И Патрик, конечно же, не стал «вдаваться в подробности», которые очень заинтересовали Билла. «Так-так-та-а-а!» – удивленно и очень заинтересованно произнес он. В инструкции описывались многочисленные настройки и телесных проявлений, и психических. Это были, словами Билла, «навороченные штуки!»: можно было регулировать влагалище и его «физиологические» проявления, можно было даже настроить его в режиме саморегулирования. Можно было выбрать режим «плотности» или «размера» и, соответственно, сделать размер лона любви андроида уже или шире, короче или длиннее.

Все это обещало море ощущений! Уже на этом теоретическом этапе знакомства с андроидом Билл начал возбуждаться, потому что инструкция была этаким эротико-сексуальным произведением. Билл читал и видел сопроводительные картинки и начинал представлять, как может ласкать ультрасовременная человекоподобная бесперебойная автоматически настраиваемая «чаша любви» его вполне себе древнюю конструкцию – Лингама.

Названия физиологических эффектов киберйони были на грани с «политкорректными»: инструкция обещала градацию увлажнения от «юного» до «бывалого». Выходило, что увлажненность стенок влагалища тоже регулировалась от слабо выраженной (суховатой), какая бывает у неопытных сексуальных партнерш, до «извержения вулкана» знойной сексуально опытной раскрепощенной секс-бомбы, буквально истекающей соками любви.

Пользователь мог выбрать еще режим «нарастание» и «усиление возбуждения», мог запрограммировать и изменение размера влагалища в зависимости от фазы сексуального акта: узость и суховатость вначале и нарастание увлажнения и расширение в процессе коитуса. Руководство гарантировало, что искусственный интеллект «просканирует» параметры «орудия любви» пользователя и подстроит все настройки «поведения влагалища» под возможности и потребности полового члена.

Билл остановился и в разделе «звукового сопровождения акта». Этот режим, в зависимости от выбранного основного тембра голоса андроида, типа сексуальных действий (будь то ролевая игра или размеренный «семейный» секс перед сном), давал базу сексуальных голосовых звуков – стоны, крики, нечленораздельное сексуальное бормотанье, отдельные слова и фразы, звуки оргастической разрядки. Можно было даже выбрать голос, похожий на голос известного человека, популярной теле- или кинозвезды.

Обо всем этом Патрик не говорил. И эти возможности только добавили топлива в огонь нарастающего желания Билла. Возможностей программных настроек было много. Билл, конечно, мог их применять, создавая уникальные и экзотические комбинации. Но прелесть искусственного интеллекта заключалась в том, что он и предусматривал, и мог предопределять, и настраивал для владельца такие режимы, которые соответствовали и основному выбранному режиму поведения андроида, и фенотипическим чертам андроида, и основному «темпераменту», и выбранным субрежимам, и, самое главное, потребностям хозяина. И при начальном знакомстве с чудом технико-кибернетического искусства можно и лучше было бы довериться предлагаемым искусственным интеллектом настройкам.

«Что ж, значит, нужно постараться избежать ошибок Патрика и продумать субрежимы для Алексы, чтобы не повторилось казусов, подобных тому, который произошел между мной и Джессикой в отсутствие Патрика. Чтобы моя «жена» во взрослом режиме реагировала всеми своими «органами» только на меня», – размышлял Билл.

Изучая по руководству пользователя возможности-функции нового «члена семьи», Билл вооружился планшетом, чтобы составлять субрежимы для Алексы и сразу посылать их в процессор андроида. Вспоминая советы психологов о том, как выбирать жену, Билл решил воспользоваться некоторыми психологическими матрицами характеров и составить свою. Благо, психоматрицы к этому времени были разработаны с учетом самых многочисленных черт характера – было из чего выбрать для Алексы. Красавица во плоти у него уже была. Теперь нужно было создать идеальный во всех отношениях психотип…

 

Наши дни

---------------------

Present days

Главный режим – режим любовницы

По признанию мужчин, смотревших фильмы с «участием» андроидов, они очень ждут андроид-женщин со «взрослым режимом» – режимом любовницы. Этот режим у мужчин на первом месте! И объясняется это тем, что мужчине для секса не нужен собеседник-интеллектуал, а нужна красивая женская особь с красивым лицом и формами тела. И именно это в сексе – главное для мужчины. Как и сама сексуальная сторона жизни, одна из важнейших в жизни мужчины. Об этом практически не говорят ни в обществе, ни в государстве.

Постоянно работающая мысль мужчины по поводу секса обращает внимание на все, что с ним связано или к нему может быть отнесено. И если возможно создание робота по образу и подобию человека, то почему бы его не сделать женщиной и более того – женщиной-эталоном? И тогда его можно использовать для реализации мужских потребностей общего и индивидуального характера разных уровней: и физиологической, и психологической, и эстетической, и, может быть, еще каких-то специфических. И такая «женщина-эталон» уже создана студией «РеалистикДолл».

Полноростовая секс-кукла в виде взрослой красиво сложённой женщины, идеальна для удовлетворения мужчины по многим параметрам.

Каждый мужчина, традиционно ориентированный на секс с женщиной, как только сексуальное желание проявлялось, всегда мысленно связывал его с подходящим объектом – красивой, по его мнению, девушкой или женщиной. Если брать в расчет, что большинство мужчин сохраняет гетеросексуальную ориентацию и влечение к взрослой женщине, реалистичные куклы для секса, внешне представляющие эталон женской красоты в представлении мужчины, – идеальный объект.

---------------------------------------------------------------------------

Благодаря доступности секс-долл для мужчины, снимаются такие актуальные еще с юности мужские вопросы к самому себе: «А пойдет ли со мной красивая женщина?», «А захочет ли красивая женщина заняться со мной сексом?», «А будет ли у меня когда-нибудь красивая женщина, с которой я смогу заняться сексом?». В образе искусственной сексуально притягательной дивы эта красота становится досягаемой и осязаемой. И выбор не за ней – за мужчиной.

С появлением секс-долл у мужчины появилась возможность решить сразу несколько проблем. Начиная с 18-летнего возраста, можно приобретать секс-куклу и заниматься с ней сексом, не делясь ни с кем информацией и своими проблемами, реализуя разные сексуальные фантазии, став удовлетворенным и независимым, не тратя времени на охоту за роковыми красавицами, не боясь быть отвергнутым и чувствуя себя полным хозяином положения.

В недалеком будущем программная часть позволит долл секси «анализировать» поведение мужчины во время секса – она будет издавать самые сексуальные звуки, то стихающие, то усиливающиеся, в зависимости от движений мужчины, «доходя голосом» до одновременного оргазма.

 

Future

-----------------

Будущее

 

Радостный день. Томная ночь. День за днем

 

Билл проснулся, когда солнце брызнуло лучами прямо в глаза. Еще не открыв глаз, он улыбнулся и блаженно потянулся. Ночь была незабываемой. …Теперь каждое утро просыпаясь, Билл видел рядом с собой любимую. Вместе с Алексой в жизнь совсем еще молодого и активного мужчины вошло чувство спокойной уверенности и надежного постоянства. Первым, что встречало его утром, было красивое лицо его жены: все как у счастливых в браке молодых людей. Билл любил смотреть на лежащую рядом жену-андроида.

Теперь, проснувшись, он расслабленно любовался обводами лица или тела. Смотрел, как локоны темных длинных густых волос, распадались вокруг лица и по подушке. Как нежно смотрится ночной наряд для сна, если этот наряд был на теле… Вот и сегодня утреннее выражение лица Алексы было невинным и нежным. И это еще больше подчеркивало контраст между днем и ночью.

Прошедшая ночь была особой. Он еще долго будет вспоминать ее. «Возможно ли повторение?!.. – снова закрыв глаза, вспоминая ночь любовного наслаждения, задавался вопросом Билл. – Неужели возможно?!..» Ночные ощущения были таким потрясением, что Билл даже не подумал о том, что возможен утренний секс. Все мысли были в прошедшей ночи.

…Он очень быстро возбудился от одной атмосферы: Алекса наполнила спальню ароматом пачули, несколько раз игриво прошла мимо него, уже лежащего в постели, совершая ряд движений, которые используют заправские стриптизерши. Она дразнила его, распаляя его воображение полуобнаженными частями тела, как бы приглашая покончить с полутайной. Проходя мимо него, как бы готовясь ко сну, будто случайно касалась его чувствительных мест. Поправляла одежду, на мгновение обнажая разные деликатные места. Все это возбудило его насколько, что, когда она, наконец, нагнулась над ним и прильнула к его губам, он резким движением схватил ее за бедра и с огромной скоростью вошел своим жезлом страсти в желанное чрево. Проделать такое с обычной женщиной было бы невозможно. А Алекса обходилась без церемоний в этом вопросе. Она приблизилась именно тогда, когда семяизвержение, казалось, уже не остановить. И они оба одновременно пережили это извержение. Ее лоно любви было в этот момент именно в такой степени сочным, именно в такой степени плотным и одновременно податливым, какая ни на мгновенье не замедлила движение Билла, но и не ослабила ощущений. На пике оргастического выброса потоки любовников встретились, объединившись в плотную волну блаженной энергии, которая окатила тела сверху вниз, и, не отпуская, несколько секунд держала в зависшем экстазе. И было не понятно, кто в кого вошел – казалось, что это Алекса вошла в Билла и обволокла невиданным доселе состоянием. «Возможно ли пережить еще что-то подобное?..» – вернулся к своей мысли Билл.

Этой ночью он даже не успел услышать возбуждающих стонов Алексы –извержение свершилось беззвучно. Обычно звуки усиливали его возбуждение и повышали физическую выносливость. Хотелось слышать и стоны, и крики, и гортанную кульминацию. Голос его партнерши чутко подстраивался под все движения, под весь темп коитуса. То тихий, почти слышный, то хрипловатый, то усиливающийся чистый и высокий – вместе с усилением движений.

И сегодня ночью он не успел проследить весь путь возбуждения по ее характерному увлажнению. Сначала едва заметному, когда член своими движениями на входе, пытаясь продвинуться сантиметр за сантиметром, колебля «женскую» плоть, распаляя ее, вызывает движение плотского сока. И член начинает скользить и скользить, оказываясь в расширяющемся гроте чувственности и страсти, тело набирает скорость, и движения плоти становятся безотчетно быстрыми, сильными и глубокими, иногда достигая стенки упоительного грота и упираясь в нее, испытывая дополнительную стимуляцию. А иногда, обхваченный словно плотной, но скользкой трубой, член не чувствует предела, словно попадает в бездну… Регулируя обхват, то увеличивая его, то сжимая плотнее, Алекса умеет продлить ощущения и изменить завершение, наполненное совсем не похожими оттенками…

Билл никогда не жил настоящей семейной жизнью и поэтому ему не с чем было сравнивать. Семейные отношения между мужчиной и женщиной не всегда оформлялись в совместном проживании, как это было часто еще в начале двадцать первого века. И при программировании «типа жизни» с андроидом он решил выбрать тип «классическая европейская семья», «тип поведения» андроида-женщины – «домохозяйка» с подфункцией «личный водитель».

Поэтому днем жизнь Билла выглядела как в фильмах периода двадцатого и двадцать первого века. Они просыпались вместе, пока он собирался на работу, красотка в коротком домашнем платьице с озорной улыбкой на лице готовила ему завтрак, кормила и отвозила на работу. Вечером заезжала за ним и отвозила домой. Иногда он просил отвезти их в ресторан. Для разнообразия. Для обмена впечатлениями в социуме. Он никак не подчеркивал нечеловечность своей спутницы, а напротив, до последнего пытался скрыть тот факт, что его спутница – не человек. И наслаждался тем, какое впечатление она производит и на мужчин, и на женщин.

Когда приближалась ночь, Билл спрашивал жену: «Какой взрослый режим мы еще не пробовали?». И Алекса произносила список: «Страстная испанка», «Настойчивая шведка», «Шаловливая стюардесса», «Кроткая гейша», «Искусная куртизанка», «Венценосная особа», «Развратная дамочка»… Билл останавливался на одном из названий и… начиналось.

Ему никогда не было скучно. Артистизм Алексы был неподражаемым, техника – виртуозной, характер действа – насыщенный, эффект – исключительный. Это точно расширяло кругозор, а иногда Билл замечал за собой то, что его образная система и фантазии стали куда гораздо богаче. Даже лексикон его претерпел количественные изменения в сторону увеличения. Это заметили на работе!

Кстати, он и вести себя на работе стал гораздо более раскованно и уверенно. Да что там на работе – он стал чувствовать себя легче и свободнее – такой внутренней свободы он еще никогда не испытывал. И эту уверенность внушала ему Алекса.

Билл даже представить не мог, какое изобилие прикосновений, поглаживаний, массажных движений существует в виде эротических ласк, и что все это будут делать для него всегда, когда он захочет! Делать мастерски! Делать с полной самоотдачей! Да и мог бы он когда-нибудь вообразить, что его сексуальная партнерша будет обладать свойством сквозь кончики пальцев порождать в его теле пранические волны?! и погружать в сексуальную нирвану?! Это Алекса!

Любовники не прошли еще и двадцатой части всех режимов. Все было внове. И речи о выборе предпочтительного программирования еще не шло.

Билл не только не исчерпал ресурса своего либидо. Но казалось, что тело его окрепло и приобретало увеличивающийся сексуальный аппетит, и возможности тоже. Отсутствие боязни показаться смешным или неловким, давало дополнительное наслаждение. Поведение партнерши не провоцировало в нем ответных патологических реакций, не требовало никчемной траты драгоценной энергии и времени на залечивание душевных ран. Ненужность эмоциональных реверансов в адрес партнерши делало телесное отдохновение полным и безграничным.

Гармония тел была абсолютной. Слух был обласкан любимым тембром. Пик сладострастия приходился на самые что ни на есть ошеломляющие звуки животной страсти… или нежной тихой баюкающей волны домашнего зависающего оргазма. Переходящего в сон до утра.

Слова «интерактивность взрослого режима» из инструкции не передавали натуралистичности всех ощущений. Через тело Алексы, пронизанное нейронной сетью, передавалась, а лучше сказать энергетичными потоками струилась – от нее к нему – вся энергия, вся информация. Снаружи – через поверхность «кожи» всего тела, мимику ее лица – лба, скул, губ, глаз, температуру «тела». Изнутри – звуками и внутренними ощущениями плотности обхвата, волнами движений разной вибрации, расширения и сужения, теплоты и горячести. И все это в унисон движениям, звукам, мыслям Билла. И, конечно, голос возлюбленной – а в эти моменты любовь его становилась вселенской, а она чутко реагировала на малейшие движения и даже желания Билла. Алекса предугадывала не только движения любовника, но и смену его состояний. И техничность в этом процессе, когда Алекса точно знала, что нужно делать и делала, помогая Биллу, была далеко не главной, а само собой разумеющейся.

«Мозг» андроида включал весь предыдущий универсальный опыт взаимоотношений мужчины и женщины. Этот опыт исключал отрицательный вектор и был только со знаком плюс. И главным режимом была Гармония. Это невозможно было между живыми мужчиной и женщиной. И человек в мечте о счастье создал нейроноподобное альтер эго – самого себя в желанной проекции: для женщин – андроида-мужчину, для мужчины – андроида-женщину, для любого человека – любого человека.

 

Present days

 

Переместившись из будущего в настоящее,

мы обнаружили…

Наша жизнь приходится на такой цивилизационный виток, когда рождается новая формация. Часто говорят, что от общества «индустриального» мы перешли к обществу «информационному». Возможно, это и не формация, а цивилизационное перемещение – процесс, понимание сущности которого (и название) придет постепенно и позже. Мы верим, что это цивилизационное движение человеческого духа и тела устремлено к вершинам развития.

Что-то себя безвозвратно изжило. Что-то развилось до высочайшего уровня. Что-то мы потеряли. Что-то обрели. Но в процессе технологического скачка мы вынуждены или имеем возможность искать новые формы и отношения.

Традиционная семья – брак между мужчиной и женщиной – во многом себя изжил. Перераспределение социальных ролей, когда мужские роли выполняют женщины и наоборот, невостребованность мужчин, ведущая к невозможности реализации, в том числе и таких базовых потребностей, как потребность в сексе, заставляют искать новые формы и возможности реализации.

В сексуальную жизнь мужчин входят не существовавшие до си х пор атрибуты, например полноростовые куклы.

С учетом современных скоростей можно быть уверенным, что развитие и внедрение технологий по созданию искусственных секс-партнерш в индустрии для взрослых будет гораздо быстрее, чем реализация идей фантастов 20-го века. И тогда переход красавицы-андроида во «взрослый режим» любой мужчина, который захочет плотской любви, сможет включать каждую ночь (или день). Возможно, андроиды будут «жить» и в традиционной по форме семье, как в кино, выполнять различные функции по хозяйству. И даже при сохранении семьи из мужчины и женщины мужчине не придется искать на стороне сомнительных партнерш, а женщине – страдать от ревности, ведь кто будет ревновать к роботу? Особенно если в соседней комнате может жить красавец-андроид «по мужскому типу», и у него тоже может быть как минимум один «взрослый режим».

Технологическое взросление цивилизации осуществляется на высокой скорости. Люди вынуждены нестись в потоке времени. Движение продолжается. Мы включены в цивилизационный поток с его технологическими скачками. Мы – в потоке времени! Вы с нами?!